logo
  • Приемная
    022 44-11-85
  • Информация
    022 43-85-15
  • Уже несколько месяцев в СМИ основными новостями не только в Молдове, но и во многих странах мира являются новости о коронaвирусе. О нем говорят и пишут многие — начиная от врачей, журналистов и политиков и заканчивая простыми гражданами, стремящимися поделиться с миром «самой достоверной и из личного опыта полученной информацией». В последние дни все чаще мелькают новости о заболевших медиках, напоминающие сводки с фронтов.
    Врачи, конечно, заслуживают отдельных заголовков, аплодисментов с балконов и многого другого, в том числе и достойных зарплат. Но насколько им «позволительно» быть инфицированными этим взбаламутившим весь мир вирусом? Достаточными ли были предпринятые меры? Что нас ждет и когда это закончится? В Интернете множество вопросов, предположений, авторитетных мнений и
    паники. Позвольте поделиться своими мыслями и мне.

    „Оптимист придумал самолёт, а пессимист — парашют.“
    Джордж Бернард Шоу


    О предпринятых мерах, полученном опыте и надежной команде

    На мой взгляд, все меры, которые были до настоящего времени предприняты Правительством, санитарно-эпидемиологическими службами и медицинским сообществом в целом были разумными и оправданными. Обвинения со стороны «экспертов» или блоггеров от медицины в несовершенстве предпринимаемой стратегии вполне имеют право быть, но чаще всего они НЕ несут конструктивный характер. Особо «зрячие» могут заметить пятна и на солнце, но, как говорится, на сегодняшний день «имеем то, что имеем» — ту систему здравоохранения, которую строили и реформировали на протяжении последних 30 лет, со всеми ее плюсами и минусами. И, заметьте, что в этом принимали активное участие (занимая,  при этом, не маленькие посты), и критикующие, и критикуемые.
    Тем не менее, давайте будем объективными и признаем, что, по крайней мере до этих пор, ситуация контролируется и нет того коллапса, который произошел в некоторых странах. В настоящее время действия властей по контролю эпидемии в Молдове несут проективный характер (то есть действия направлены на опережение, а не на тушение пепелища).

    Одной из предпринятых мер было создание Центра COVID-19 Кишинев, что сыграло немаловажную роль для того, чтобы ситуация оставалась под контролем. А именно:

    1. Благодаря созданию Центра появилась возможность разгрузить больницы. Так, до его активации, больных с подозрением на COVID-19 при госпитализации в обычные больницы действовал принцип — «1 больной = 1 палата» — каждый пациент должен был оставаться изолированным до получения результатов теста, и больница с фондом 320-400 койко-мест фактически превращалась в больницу на 80-100 койко-мест (палат).  В итоге, в течение 5-10 дней больницы заполнялись больными полностью, теряя возможность принимать других пациентов, и их работа практически блокировалась. Благодаря тому, что Центр взял на себя нагрузку по сортировке пациентов, у больниц вернулась возможность функционировать на уровне заявленных мощностей (имеющихся койко-мест), то есть обслуживать в 3-4 раза больше пациентов, чем до создания Центра, так как стало возможным госпитализировать инфицированных больных по 2-4 человека в одной палате (принцип коллективной изоляции).
    2. До создания Центра каждая из бригад скорой помощи, доставляя пациента в больницу, при его оформлении теряла достаточно много времени. Здесь эта процедура занимает примерно 10 минут. Тем самым, у системы догоспитальной скорой помощи появилась возможность работать более оперативно.
    3. Практически сведена к нулю вероятность внутригоспитального заражения. Так, на этапе первичной сортировки и регистрации пациент даже не выходит из доставившей его машины. Перед входом в Зону, в мобильной рентгенустановке, ему делают рентген легких. После чего, кратчайшим маршрутом его доставляют в изолированный бокс, где ему проводятся необходимые обследования: общий и биохимический анализ крови, при необходимости КЩС – определение кислотно-щелочного состава, а также берут пробу на COVID-19.

    Таким образом, практически исключен не только контакт с другими пациентами, но и передвижения возможного носителя инфекции по коридорам, кабинетам, лифтам (которые, надо отметить, представляют повышенную угрозу заражения, так как пространство для циркуляции воздуха в них ограничено) и т.д., как бывает в обычной больнице.
    Кроме того, силами больничных программистов создана информационная система, которая не только обеспечивает органичную связь со всеми подразделениями, как внутри Центра, так и со стратегическими больницами, но и позволяет сотрудникам не заниматься бумаготворчеством – обмен любой информацией происходит только в цифровом виде, что значительно экономит время и исключает передачу инфекции через бумажные носители.

    Но самое главное в Центре COVID-19 – это люди, сплоченный коллектив. Проводя аналогию – многие сегодня так поступают, говоря, что коронавирус – это настоящая война, только враг невидим, я бы сказал, что здесь весь коллектив действует по принципу регулярной армии. Причем не обычного ее подразделения, а гвардейского – самого лучшего. В отличие от наемников, которые интересуются, в первую очередь, выгодой и оплатой. На данный момент ни один из медиков ни разу не поинтересовался своей зарплатой.

    Что касается опыта. Во-первых, 2 недели – это не такой большой период, чтобы можно было делать какие-то глобальные выводы, хотя, конечно же, на протяжении и этого времени определенные наработки уже есть и коррективы в работу Центра постоянно вносятся по ходу действий.
    И, во-вторых, с вирусом COVID-19 мир столкнулся впервые, поэтому каждая страна, через которую он проходит, должна будет получить СВОЙ ЛИЧНЫЙ ОПЫТ.
    Я не сторонник «сonspiracy theory», но «оптимистичная статистика», поначалу предоставленная Китаем, вызывает у меня большие сомнения. И лишний раз подтверждает тот факт, что представители этой страны, похоже сами усомнившись в предоставленных цифрах, до сих пор продолжают вносить в них корректировки — на днях, 15 апреля, добавилось еще 1300 умерших.
    С другой стороны, начальный оптимизм, который повлек за собой стратегическую инертность в некоторых странах (Италия, Франция, Испания, Великобритания) в последующем обернулся настоящей драмой для всей системы здравоохранения.
    Так что на данный момент мы располагаем сомнительным опытом Китая и «плохим» опытом Европы (Италия, Испания и др.), на который опираться уж точно не следует.

    Говоря о «своем опыте», я имею ввиду, что у каждой страны «своя» система здравоохранения и финансирования, «своя» возрастная группа населения и «набор» присущих этой группе и стране хронических заболеваний, в конце концов даже мышление и менталитет у каждой страны «свои». (Сложно представить себе китайцев выехавших на шашлыки во время карантина, хотя у нас такое случается, да и итальянцы долгое время собирались на совместные дни рождения тайком от полиции.)
    Так что известная народная мудрость о том, что «умный учится на чужих ошибках, а дурак на своих» в случае с COVID-19 не работает. Пройти свой путь, получить свой опыт и «набить» при этом «свои шишки» предстоит каждой из стран.

    «Врачи заражаются, умирают, защитные средства не работают!!!»

    То, что заражаются и умирают люди всегда тревожно, что касается врачей, то они, в принципе, подвержены заражению больше, чем кто-либо. Потому что, в отличие от основной части населения, они не могут позволить себе самоизолироваться и находиться дома. Медики могут заразиться и в общественном транспорте, когда добираются до работы, и от пациента, и, в конце концов, даже на рабочем месте, от коллеги из своего же коллектива, который живет в таких же как и все условиях, и может не подозревать о том, что является носителем.
    Что касается защитных средств. Современные средства индивидуальной защиты, даже самые совершенные не дают 100%-ной гарантии, так как не герметичны. Лицо, шея, запястья при всех стараниях, остаются самыми уязвимыми зонами. Абсолютную гарантию мог бы дать разве что космический или вирусологический скафандр с подачей воздуха извне, что в данной ситуации нереально.
    А поскольку поставленная цель — полностью избежать заражения недосягаема, ее надо корректировать, а именно — минимизировать риск заражения, исключив максимальную вирусную нагрузку .
    Попробую провести аналогию: когда была авария в Чернобыле, в самом эпицентре работали ликвидаторы аварии, которым постоянно дозиметром измеряли дозу полученной радиации, для того чтобы она не превысила допустимую норму, иначе – смерть.
    Так вот, в случае COVID-19 средства индивидуальной защиты обязательно нужно использовать, потому что если они и не смогут уберечь от заражения полностью (см. выше), то, однозначно, снизят вирусную нагрузку на организм – это факт.
    Да простят меня вирусологи, эпидемиологи, инфекционисты (по специальности я хирург), набор минимальной вирусной нагрузки в молодом организме можно уподобить давно забытому понятию «вариоляция» — метод активной иммунизации против натуральной оспы введением содержимого оспенных пузырьков больного человека.
    Этот метод применялся еще до появления метода Дженнера, который является отцом вакцинации. Но если проводить аналогию в данной ситуации, когда вакцины пока нет, то вполне возможно допустить, что есть определенная связь между получением минимальной дозы вируса и протеканием болезни в бессимптомной или легкой форме, с последующей выработкой иммунитета против коронавируса (возможно стойкого).
    Если угодно, считайте это суждение паранаучным. Я ни в коей мере не призываю к тому, чтобы активно инфицировать людей. Столь крамольная мысль не придет в голову даже хирургу! Но коль скоро люди, в том числе и врачи, продолжают заражаться, причем большинство из них переносят заболевание в асимптоматичной или легкой форме, не следует считать положительный анализ на коронавирус приговором и поддаваться панике. Таким образом мы все вместе выработаем коллективный иммунитет.

    Все, о чем я говорил выше – касается молодых и здоровых людей, но есть еще и те, для кого даже малая вирусная нагрузка может иметь самые тяжелые, порой и необратимые, последствия. Речь идет о людях в возрасте, о тех, кто имеет хронические заболевания и т.д. – то есть о группах риска. Все, кто к ним относятся, в идеале, должны находиться в самоизоляции. Если это невозможно, то стараться хотя бы как можно реже выходить из дома, и уж тем более не ходить на работу (это особенно касается медицинского персонала находящегося в группе риска).
    Есть уже ставшая расхожей фраза из фильма с одноименным названием: «В бой идут одни старики», так вот сегодня ее можно изменить на: «В бой идет одна молодежь». Молодые врачи более стрессоустойчивы, внимательны, точны, выносливы и, самое главное – они перенесут заболевание легче.

    Скоро ли это закончится?

    Таких прогнозов не может дать никто. Считается, что для того, чтобы эпидемия утихла должен выработаться коллективный иммунитет. Ну а потом появится вакцина и можно будет прививаться, чтобы избежать заболевания.

    Можно отметить, что COVID-19 не первая эпидемия с которой сталкивается человечество. Пережиты чума, оспа, «испанка» и человечество не вымерло, хотя средства индивидуальной защиты явно уступали сегодняшним.

    И еще несколько слов в заключение. Прежние эпидемии хотя и принесли огромные страдания их жертвами стали миллионы людей, все же имели один большой плюс: в те времена не было наблюдаемого сегодня психоза вокруг происходящего (из-за существующего в настоящее время развития и влияния СМИ),  благодаря чему психоэмоциональный фон общества в целом и каждого индивидуума в отдельности был более спокоен, что способствовало более крепкому иммунитету и меньшей подвергнутости заболеваниям.

    Приношу извинения, если своим оптимизмом задел чувства паникеров.

    P.S. Есть в мире и пессимисты, и оптимисты… для всеобщего равновесия. Кто-то должен изобретать самолеты, а кто-то и парашюты.

     

     

    С уважением,
    директор IMSP «CENTRUL
    COVID-19 CHIȘINĂU»,
    доктор медицинских наук,
    врач-хирург
    Олег Круду

     

Dezvoltat WEB-SOLUTION GROUP